fromtxwithlove (fromtxwithlove) wrote,
fromtxwithlove
fromtxwithlove

О языке. Распалась связь...

Съездила на Татьяну Толстую. Очень хорошо.
Получила ответы на разные свои вопросы. Меня интересует - как там сейчас живут люди, те которые могут понимать могут не соглашаться. Услышала: плохо, все плохо. Живут в гетто и в изоляции. Гетто отличается от внутренней эмиграции. Люди понимают, что происходит и не хотят видеть, хотят только изоляции и ухода в себя. Ну да ладно. Больно, страшно, но ничего не сделаешь.
Толстая говорила интересные вещи про язык. Рассказывала о изменениях в языке, которые с ней начали во время жизни в Америке. Набоков писал о том же, каким становится его язык в эмиграции. Довлатов писал, он правда писал больше о своем английском. Он мог пользоваться английским, но не мог слышать язык как русский, и ему этого очень не хватало. И при этом, он стал большим писателем именно в Америке. Парадокс ли это? Аксенов развился и усложнился как писатель тоже в Америке. Может быть он стал менее языковым писателем. Мне интереснее и симпатичнее как раз не ранний Аксенов.
А восприятие слов и понятий в разных языках и культурах, в описании разных явлений разных стран на разных языках не совпадают между собой и разъезжаются. Я не могла воспринять объяснения ивритского слова, которое ключ, родник по-английски на примере Израиля. Представлялись совсем другие картинки, пока я тупо и прямо не перевела английское слово на русский. Родник по-русски в России совсем не то, что в Израиле на других языках, особенно если разбирать стихотворение на иврите. Странности ассоциативного ряда и игра воображения, связанная со словами, могут увести неизвестно куда.
А русские языки в разных частях света - разные русские языки. И на них по-разному думают.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments