July 14th, 2014

letters

на смерть Новодворской

Жалость и сочувствие. Вот те чувства, которые я испытала, когда узнала о ее смерти. Обычная человеческая жалость, которую я чувствовала к ней в последние годы. Диссидентов всех, в общем, можно пожалеть, но ее особенно.
А еще я думаю, - на что ушла человеческая жизнь. Справедливости не существует, но все же. И СССР развалилось при крайне небольшом участии диссидентов, и то, что есть сейчас совершенно без перспективно и безнадежно. Это даже не борьба с ветряными мельницами. Обидно.