November 12th, 2013

reness

Хмелевская, лошадиные бега и страсти

Не так давно я писал о Иоанне Хмелевской, моей женской мечте. Первый появившийся у нас роман, "Что сказал покойник", начинается на лошадиных бегах. И начало меня сразу захватило и вдохновило.
Дело в том, что бега - одно из сильнейших впечатлений моего детства. Бега были настоящие, на Пятигорском стадионе, который недалеко от Железнаводска, куда меня возили "на воды" лечится. Лет мне было примерно неполные восемь. Тогда у меня еще не было мечты ездить на лошади, но сами скакуны казались мне очень привлекательными. Впрочем, в вообще любила животных.
А бега, бега оказались не про животных. Бега - это про страсти, про жизнь, в которой есть азарт. Я азартный человек. Но азарт не люблю, и всю жизнь свою азартность прячу. Ну, глупо же играть и проигрывать. Не, нет, я не готова играть на бегах. Я боюсь и все такое. И еще мне денег жалко. А вот чувства, возникающие, когда одна лошадь обходит другую, а потом еще и еще, меня захватывают.
В последнем туре, тогда выставили молодого нового жеребца, который стремительно стал обходить всех, явно неожиданно для остальных участников. Весь стадион был в напряжении, и в конце, на финише, встал. Вот это я запомнила на всю жизнь.
Если символизировать жизненный рывок, то именно лошадью.
А еще у Хмелевской точно передано специальное сумасшествие, связанное с лошадьми и бегами. С сумашествием у меня оказалось лучше, чем со азартом.
letters

кстати о лошадях

Как я стала кататься на лошадях, особенно, снова, здесь в Америке, стала обращать внимание на образ лошади в популярной культуре. Не знаю, как выразиться лучше.
Образ лошади чертовски романтичен. А уж в бардовской песне, так вообще. Птица буревестник, обозначающий свободу и революцию, получается.
А я, будучи наездником, ценю хорошую выучку, а не какое не свободолюбие. А те, кто работает с лошадьми, и подавно.